Среда, 17.10.2018, 09:28
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Меняй себя из любви

Главная » 2014 » Апрель » 14 » Познай себя 79
11:02
Познай себя 79

                        Проблема боготворимого ребёнка.

Не будь у людей иных богов, кроме любви, они бы не сходили с ума сами и не сводили с ума своих детей. Обожествление кого-то или чего-то на земном уровне вызывает у человека нарушения психики. Родители, боготворящие своё чадо, постоянно сравнивают его с другими детьми и превозносят по малейшему поводу. Если поводов больше нет, ибо другие дети его превосходят, то родители принимаются очернять других детей, чтобы воодушевить собственное чадо. Если и это уже не помогает, родители принимаются пугать ребёнка тем, что он может опозориться, чтобы его не обидеть. Чем более коротким путём родители желают добиться цели, тем большую сумятицу вносят в душу ребенка. В итоге у ребёнка происходит душевный надлом.

Своему единственному ребёнку, зенице ока, боготворящие его родители желали только хорошего, давали только хорошее и создавали условия, чтобы и в будущем всё было только хорошо. Они не перегибали палку — не желали самого лучшего. Они желали только хорошего. Хорошего без примеси плохого. В итоге девочка в половозрелом возрасте заболела шизофренией и, несмотря на все усилия психиатров, становилась всё более агрессивной. Все, в том числе и врачи, желали ей только хорошего. Разумом она должна была это ценить, а она, вопреки всему, потянулась к отщепенцам, догматическим сектантам, которые обратили её в свою враждебную веру.

Родители не поверили мне, когда я сказала, что ребёнок действительно нуждается в житейских тяготах, болезненных переживаниях и физических страданиях. Обвиняя себя в непредусмотрительности, они старались по-хорошему вернуть ребёнка. В ответ на это дочь стала атаковать их в открытую. Она демонстративно выплёскивала на них свою злобу, стыдя их без удержу, особенно мать. Хоть ей и был поставлен медицинский диагноз, но при желании она вполне сходила за умную, воспитанную девушку, чья речь звучала убедительно и достоверно. Лишь человек, разбирающийся в жизни, мог засомневаться в правдивости её слов. Большинство же не сомневалось. От публичного позора мать впала в такое отчаяние, что у неё возникло кожное заболевание.

Мало кто разбирается в жизни. Большинство людей, которые к плохому относятся враждебно, попадаются на крючок шизофренического склада мыслей и начинают плохо думать о за глаза обсуждаемом человеке, становясь, возможно, поборниками прав собеседника с больным мозгом. Они неспособны понять житейскую истину, согласно которой человек, высказывающий своё суждение о ближнем, вещает со своей колокольни, то есть говорит о себе. Всякий, кто высказывает суждение, является в своём роде больным человеком, чье видение следовало бы перепроверить. 

Жизнь гласит: верь правде, однако проверяй, правда ли это. 

Если Вы верите шизофреническому образу мыслей с его отсутствием критичности и безответственностью за слова, ибо человек лишён стыда, то впоследствии Вам самим будет стыдно. 

Родители этой девушки испытали в жизни немало тягот и потому не могли понять, почему их ребёнок ищет страдания. Для каждого человека есть нечто, понять которое он не в силах. Родители никак не могли уразуметь того, что, желая лучшего, они утверждали своё превосходство, и это автоматически доказывало, что дочь хуже них. Дочь запротестовала — стала принижать родителей, сталкивать их с пьедестала. Стремившиеся к идеалу родители проявляли терпение и читали мораль лишь в крайних случаях. Люди, стремящиеся к идеалу, боятся позора и делают всё, чтобы его избежать. Они стыдят себя сами в плане самодисциплины, чтобы этого не пришлось выслушивать от других. Дочь с детских лет знала, что могло бы произойти, если бы она осрамилась, и потому её не нужно было пристыживать для порядка. Она и без того была добропорядочной. Она не желала позориться сама, а желала опозорить родителей, чтобы те перестали быть насквозь положительными.

Боготворящие ребёнка родители ограждают его от всего рутинного и неприятного и мечтают о том, что он достигнет больших высот. Чем большего блага они желают, тем хуже становится ребёнок и никаких высот не достигает. Ребёнок стыдится своего неумения, неспособности, безпомощности, отчего у него развивается комплекс неполноценности. Страх оказаться посрамлённым заставляет его тянуться к хорошему, которое, как он надеется, изменит к лучшему всё, включая его самого, но когда хорошее появляется, он начинает его ненавидеть, потому что на фоне хорошего он явно проигрывает.

Ни один ребёнок не рождается у своих родителей случайно. Его сходство с родителями состоит в том, что и они, и он желают любой ценой превзойти всех в чём-то. Его отличие от родителей заключается в его духовном прошлом, которое похоже на земное прошлое родителей. Он не помнит своей предыдущей жизни, тогда как родители не желают помнить собственного детства и жизни родителей. Они стараются быть выше этого, чтобы забыть всё плохое.

В одной из прежних жизней девочке выпало иметь принципиально таких же благонамеренных родителей. Разница между прежними и нынешними родителями состояла лишь в том, что первые старались добиться своей цели физическими средствами: принуждением, поркой и истязаниями. В итоге девочка умерла. Сверх благая цель погубила ребёнка, который предпочел умереть, нежели стать таким, каким хотели его видеть родители. Так как прожила она 15 лет, то есть относительно немало, в её подсознании запечатлелось много плохих воспоминаний о родителях и их устремлениях. Жизнь нынешнюю она посвятила тому, чтобы образумить родителей, но из-за взаимного непонимания это вылилось в месть родителям. Дочь стремилась любым способом доказать им, что она лучше, чем о ней думают.

И по сей день дочь упрямо следует принципу: умру, но не отступлю от своего. Родители упрямы под стать дочери: хоть режь меня, но своего добьюсь. Каждый из троих горд от осознания того, что он не уступит никогда и никому.

 

По словам родителей, их жизнь протекала без особых проблем, покуда девочка не заболела в 15-летнем возрасте. Такие случаи, когда человек заболевает в возрасте, в котором он в предыдущей жизни умер, происходят не так уж редко и говорят о том, насколько человек был в той жизни преисполнен злости, не прощения и великого эгоизма в миг, когда надломился. Стыд, доконавший его в прежней жизни, будет сопровождать его в жизни нынешней, покуда он не поймёт сути дела. До тех пор, пока сохраняется страх осрамиться, человек подавляет стыд, и в итоге вызревает безстыдство. В ту минуту, когда безстыжий ближний начинает его стыдить, у человека лопается терпение, и всё выплёскивается наружу, словно при извержении вулкана.

 У всех людей в подсознании сохраняются воспоминания обо всех пережитых в прежних жизнях смертях. Всё, что человек для себя уяснил, уже не повторится. Всё, что не уяснил, чего не простил, будет иметь место и впредь. Девочка, о которой идёт речь, знает в душе, что её извели родители, и потому она в отместку изводит нынешних родителей. То, что родители совершили физически, она совершает духовно. Ненависть столь велика, что заставляет прибегать к самому мучительному средству — убийству посредством посрамления, опорочивания. В школе девочка была на хорошем счету, а дома — привередливой и капризной. Родителей настораживала враждебность, сквозившая в выпадах дочери, однако это списывалось на счёт переходного возраста. Сильно избалованным детям в переходном возрасте дозволяется всё. Родители, стремящиеся повысить уровень жизни и потому редко бывающие дома, не замечают того, как отклонения в психике у ребёнка превращаются в психическое заболевание и, если это состояние не на кого выплеснуть, перерастают в умопомешательство. Масла в огонь, сами того не подозревая, подливают родители, которые рассказывают при ребёнке о чужих детях, таких хороших, умных, примерных, трудолюбивых, умелых, красивых. И это при том, что ребёнок знает, что у него куда ни кинь одни недостатки.

Дочь отвечала родителям той же монетой. Поскольку она называла вещи своими именами, то стала обвинять родителей в том, что они желают её смерти. А всё, что они делают и чем занимаются, направлено на то, чтобы от неё избавиться. Родители, возможно, сидят себе тихонько и думают свои думы, а тут приходит умный ребёнок-шизофреник и саркастически, на полном серьёзе произносит: «А-а-а, сговариваетесь, как меня убить?» Утром она приветствует родителей любезно: «Так вы ещё не подохли?» Родители никогда не знают, чего им ожидать в следующий раз.

Эти родители стали объектом наиболее изощрённой формы истребления, ибо дочь в их лице мстит всем своим родителям из предыдущих жизней за пережитые из-за них страдания. Человек, который ищет виновных среди ближних, обрушивает на последнего из обидчиков всю ту ненависть, что накопилась на душе из-за аналогичных переживаний в прошлом.

Слабонервные родители не в силах вынести подобного позора и, вероятнее всего, заболевают той же болезнью. Родители же с крепкими нервами, знающие, что им нельзя ломаться, подавляют свой стыд и заболевают физически. Лишь считанные единицы способны начать работать над собой.

Душевнобольные люди должны восприниматься нами как красный сигнал светофора, который говорит:«Человек! Пора тебе высвободить свою гордость и стыд. Особенно старательно высвободи желание быть умнее всех, а также знание, что в каком-то вопросе ты всех умнее. Не имеет значения, если ты в каком-то отношении превосходишь всех в кругу семьи либо друзей, в компании или в обществе. Сегодня мы можем являться лучшими в своем маленьком либо большом мире, а завтра всё может быть наоборот. В любом случае последствия будут прискорбными». 

Принципиальная ошибка, допущенная родителями этой девочки, состояла в том, что они старались сохранить семью любой ценой. Они жили во имя того, что удержало бы семью от распада, — во имя всего хорошего. Трудились в поте лица с тем, чтобы их дом стал для них крепостью. Они не сумели свить гнёздышко, зато сумели выстроить крепость. В то же время они не замечали, что со временем в них развилось абсолютное неприятие того, что бы ни делал другой супруг. Постоянные обвинения стали неотъемлемой частью их повседневной жизни, но им и в голову не приходило, что было бы лучше разойтись. Их дочь, которая к тому времени стала крушить и ломать всё материальное, что было в доме, давала им понять, что именно мешает им быть счастливыми, но они не поняли своего наставника. В довершение ко всему дочь пригрозила спалить дом, только что купленный отцом.

 

Отец со смехом воспринял её слова, отнесясь к ним как женской болтовне. Он не допускал того, что у дочери может быть подобная навязчивая идея. Я спросила его, неужели ему неизвестно, что у шизофреников бывают бзики, диктующие действия. Если голос говорит: спали этот дом и ты выздоровеешь, то шизофреник так и делает. Отец знал про это, однако логика подсказывала ему, что этого не произойдёт, так как дом ни в чём не виноват. Подобная догматическая логика, основанная лишь на собственных представлениях, отрицает опасность даже тогда, когда знает, что опасность существует. Мыслить подобным образом человека вынуждает стресс, носящий много имён: подавляемый до состояния знания страх, женская смелость, житейская наивность, себялюбие, эгоизм, характерным признаком которого является апатия — равнодушие к человеческим страданиям. 

В действительности же отец очень даже боялся за судьбу дома, в который вложил труд всей своей жизни. Лишиться дома означало для него конец жизни. Отец не мог понять, что, стараясь изо всех сил доказать свою положительность, он перестал думать о чём бы то ни было, кроме денег. Он оправдывал себя тем, что улучшение жилищных условий для семьи служит наилучшим доказательством его любви. Жена была совершенно безпомощна повлиять на его отношение и вышла из себя, когда я попыталась втолковать ему, что любовь к человеку и любовь к вещам — разные вещи. Отчаявшаяся женщина одобряла в душе угрозу дочери хотя бы уже потому, что таким образом она избавится от барьера, мешающего ей обрести душевное единение с мужем. Как женщина я прекрасно понимала весь трагизм её положения.

Такой дом женщина не воспринимала как домашний очаг. К её речам он относился как к очередному капризу, потому не удосуживался выслушивать, не говоря уже о том, чтобы принимать всерьёз. В нём укоренилась непоколебимая навязчивая идея согласно которой муж должен обеспечивать семью, чем он и занимается. Точка. Он ни на секунду не сомневался в правильности своих принципов. Он — мужчина основательный, а основательность — это хорошо. Точка. Его сила состояла в том, что к потребностям своей жены он относился, как столб, который ждёт, чтобы жена и дочь залезли по столбу наверх и испытывали бы благодарность. Он никому не причинял зла, всегда помнил про памятные даты и не скупился на подарки, однако не осознавал, что своим поведением он лишь желал доказать свою положительность. Женщину, способную жить преспокойно рядом с таким мужем, следует считать героиней. Если она желает любить подобного человека, то старается быть благодарной за всё то материальное, что муж приобретает для дома и зарабатывает и тем самым, возможно, спасает детей от душевной болезни. Она является рабыней в наихудшем смысле этого слова, поскольку позволяет детям подавлять себя как человека, вследствие чего они вырастают большими эгоистами, чем их отец. Большинство женщин не желает с этим мириться. Чем женщина умнее, тем сильнее она старается переделать мужа, не подозревая о том, что человека с навязчивыми идеями не переделаешь ни при каких условиях. Чем больше перевоспитание мужа становится для жены навязчивой идеей, тем с большей степенью вероятности у ребёнка развивается шизофрения как суммарное выражение родительской целеустремленности, а также родительского шизофренического склада мышления. Чем больше воинственность родительской  целеустремленности, тем агрессивнее навязчивые идеи у ребёнка.

 

Поскольку душевная болезнь являет собой скопление позитивной энергии, это значит, что больной-шизофреник желает хорошего, в котором на самом деле не нуждается. Видя, что отец желает хорошего, а мать этого хорошего не желает, дети ополчаются особенно агрессивно против матери. В завершение рассказа мы вновь возвращаемся к давно уже высказанной мысли: душевные болезни связаны с догматическими воззрениями отца. Если мать оказывается в состоянии оставаться человеком рядом с таким мужем, то ребёнок не заболевает. 

 

Боготворимым в глазах народа может оказаться человек, которого тот же народ взрастил и взлелеял, чтобы блеснуть им перед всем миром. Спортсмен, кинозвезда либо модель становятся народными героями и от вседозволенности, бывает, ведут себя, словно полоумные. Знаменитости всё прощается. А то, что в знаменитости гибнет человек, об этом поклонники не задумываются. 

Категория: Люби себя | Просмотров: 209 | Добавил: ВнеТолпы | Теги: душевнобольные, шизофрения, страх осрамиться, Наивность, Гордость, догматизм, боготворимый ребёнок | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
RSS

Поиск

Вход на сайт

Категории раздела

Акушерство и гинекология [18]
Венерология [3]
Выделения из тела [12]
Гастроэнтерология [13]
Дерматология и косметология [20]
Животные, насекомые, рыбы и земноводные в нашей жизни [11]
Иммунология и аллергология [6]
Инфекционные болезни [10]
Интимная жизнь [6]
Кардиология [8]
Кровь и Лимфа [10]
Мудрость [7]
Думай! Ищи! Находи! Прощай! Поправляйся!
Неврология [14]
Онкология [13]
О питании, продуктах и растениях [9]
Опорно-двигательный аппарат [18]
Оториноларингология (ЛОР) [9]
Ответы на вопросы на семинарах Л.Виилма [116]
Офтальмология [12]
Педиатрия [66]
Пищеварительный тракт [16]
Пищевые добавки(БАДы) [3]
Люби себя [176]
Проктология [2]
Психиатрия и психотерапия [11]
Пульмонология(заболевания лёгких и дыхательных путей) [11]
Ревматология [1]
Семья (родственники) [8]
Стоматология [11]
Тело - единственный преданный друг [23]
Урология [6]
Эндокринология [7]
ПРИМЕРЫ ВЫСВОБОЖДЕНИЯ СТРЕССОВ [15]
Творчество [15]
Примеры из жизни [97]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Бесплатный анализ сайта