Среда, 23.01.2019, 22:02
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Меняй себя из любви

Главная » 2017 » Апрель » 18 » Дети и родители. Часть 12
09:58
Дети и родители. Часть 12

Оказавшись перед стеной нежелания, человек ведёт себя в соответствии с масштабами нежелания, накопившегося в нём за предыдущую и нынешнюю жизни. Если в ребёнке засел очень большой страх, что меня перестанут любить, если я не сумею угодить родителям, то ребёнок прорывается через эту стену, да так, что пыль стоит столбом. Главное — не останавливаться на месте. Подавляя в себе злобу, он таранит стену, разрушая и её, и себя.
    Такие дети чрезвычайно подвижны и неосторожны. Откуда у них взялось бы
время для осторожности, если они должны всё время обгонять свой страх, чтобы заслужить родительскую ласку. С ними постоянно что-то случается, и ласка приходится как нельзя кстати, служа утешением в детской печали и в слезах. На этот раз нежелание выплёскивается вместе со слезами, а через некоторое время накапливается вновь. Травмы у них замещаются болезнями или чередуются с ними до тех пор, пока перед детьми не встаёт выбор — жить или умереть. Этот выбор делает их душа, исходя из оценки будущего.
    Кто выбирает жизнь, тот уже не пойдёт дальше по-старому. К сожалению,
современные люди умеют идти вперёд, лишь борясь за себя. Кто выбирает А пассивную борьбу, Б — активную борьбу.
    А. В ребёнке, начавшем бороться пассивно, происходят изменения. Никому не
приходит в голову увязывать это изменение с психической травмой. Чаще его связывают с перенесённой болезнью или пережитой травмой, за которыми не видят душевного кризиса. Ребёнок начинает полнеть, поскольку в нём скапливается злоба нежелания, вызванная печалью из-за собственной безпомощности. И полнеет до тех пор, пока не лопнет терпение. Он больше не желает молча страдать, а желает, чтобы его понимали, чтобы любили или хотя бы о нём заботились. Он хочет, чтобы другие увидели его страдания. И тело исполняет его желание — аллергические заболевания видны невооруженным глазом, а потому должны бы призвать других к порядку. Помимо этого есть ещё сыпь и выделения — запасные вентили для выхода духа протеста.
    Поначалу его желание исполняется — его ведут к врачу, о нём заботятся, его
лечат. Свой протест он может выражать во время приёма горьких лекарств и болезненных процедур при лечении кожи. Он может плакать и биться в истерике — это тоже списывается на счёт болезни бедного дитя. Никто не догадывается, что ребёнок протестует против царящего вокруг принуждения: дома заставляют, в детсаду заставляют, в школе заставляют. И — что хуже всего — заставляют исключительно во имя хорошего. Чем старше он становится, тем отчётливее видит, что повсюду царит тотальное принуждение. Страх перед принуждением отовсюду притягивает к нему аналогичное. Его болезнь лечат, но поскольку на душе от этого отнюдь не легче — ведь со своей болезнью он стал обузой для других — то полностью выздороветь он не может.
    Но если этот человек в один прекрасный момент обнаружит, что болезнь
избавляет его от многих обязанностей, так как с его болезнью считаются и хуже к нему относиться не стали, то он и не захочет освободиться от своей избавительницы. Наступает длительный период, при котором состояние больного остаётся внешне стабильным, без обострений.
    Всякий человек со временем устаёт и пресыщается. Протест против
принуждения, протест против отсутствия свободы, протест против жизни без любви, протест против безцеремонности и т. д. приводит к усилению принуждения, поскольку теперь больной вынужден из-за своей аллергии следить за каждым своим движением, за каждой ложкой, подносимой ко рту. Болезнь может стать опасной для жизни. Аллергическое заболевание — это замкнутый круг, разорвать который человек сможет только тогда, когда научится освобождать первопричину всех своих стрессов — страх меня не любят. Когда страх освободится, вслед за ним легко освободится нежелание. В начале процесса освобождения страха в теле обычно возникает бурная реакция. Вообразите себе, что произойдёт, если с трубы, переполненной нечистотами, внезапно снять заслонку. Нечистоты хлынут наружу. Точно так же через кожную сыпь и слизистые ткани может начаться выведение шлаков, и больному покажется, что болезнь обострилась. Чем больше Вы от всей души занимаетесь работой мысли, тем больше нечистоты испаряются, и выброса не произойдёт.
    Если Вы этого не умеете, то страх и разочарование могут затормозить
выздоровление. Поэтому работайте над высвобождением стрессов с разумной умеренностью, и если количество сыпи и выделений из дефектов кожи действительно увеличилось, то от всего сердца поблагодарите своё тело и радуйтесь тому, что голос Вашего сердца был услышан. Тогда очищение будет быстрым и основательным.
    Все болезни по своей изначальной сути являются аллергическими, потому
что если бы не было принуждения, не было бы и протеста.
Б. Ребёнок, выбравший активную борьбу, не выносит подчинения, поскольку он уже
слишком много настрадался либо в нынешней, либо в предыдущей жизни. Теперь он причиняет страдания другим, потому что испуганный человек иначе не умеет. Он начинает нападать на тех, кто его принуждает, и считает это смелостью. Поначалу нападает на родителей, затем на учителей и далее на всех тех, кто осмеливается хоть как-то выразить на словах своё неудовольствие в виде принуждения.
    Он может стать таким активным борцом за свободу, что начинает сражаться
не только за себя, но и за всех, подобных себе, и когда-нибудь он войдёт в историю героем. При жизни же он имеет репутацию скверного ребёнка, мучителя учителей, тунеядца, рэкетира, преступника и ещё бог знает кого, мешающего добрым людям жить хорошей жизнью. Человек, ведущий активную жизненную борьбу, не терпит трусости и не признаёт первопричины своей злобы — страха. Лицемерный морализатор быстро переводит его злобу на себя, а человек, ведущий сам с собой задушевные беседы, быстро его распознает. Каждый человек сам должен знать своё место в жизни, и это знание должно быть заложено родителями. Учителю вменяется в обязанность — со стороны как родителей, так и государства — исправлять родительский брак, хотя следует понимать, что это невозможно. Чем сильнее непонимание этого, тем больше человек страдает.
 Принуждающий страдает больше.
— Если принуждающий — родитель, то страдает учитель, но родитель страдает
вдвойне.
— Если принуждает учитель, то страдает ребёнок, но учитель страдает вдвойне.
— Если принуждает ребёнок, то он вынуждает страдать того, кого принуждает
исправлять свои ошибки, но сам страдает вдвойне.
— Если принуждает государство, то страдает народ, но государство страдает вдвойне.
Страдает из-за своей глупости так долго, покуда не рухнет, чтобы народ в своих страданиях понял, что государство — это он сам.
 Задача учителя — посеять семена в почву. Почва — это мать и отец, которые
превращают почву в плодородную, чтобы учитель мог выполнять свою роль. Мать способна выправить психику своего ребёнка лучше, чем любой психиатр.
 Душа по-гречески называется psyche. На языке чувств душа есть мать. Психиатр —
врач, исцеляющий душу. На самом деле психиатр имеет дело с матерью больного, а не с самим больным, поскольку он лечит то, что унаследовано от матери. Немудрено, что у матери болит сердце, когда психиатр врачует её ребёнка — ведь в действительности он врачует её самоё. Это и должно причинять боль, чтобы мать приступила к исправлению своих недостатков. Они ведь ей известны лучше, чем психиатру.

Никому не дано возвыситься за счёт унижения другого — никому не дано стать лучше за счёт усугубления чужого плохого. Наоборот, желание быть лучше других истребляет собственный разум. В таких случаях мне хочется побеседовать с отцами больных детей и сказать им следующее:

Дорогой мужчина! Вам следует знать, что Вы сейчас живёте милостью жены и милостью физического уровня, но Вам необходимо стать свободным душой. Никто, кроме Вас самого, не может предоставить Вам эту свободу. Ваш страх, что меня не станут любить, если я не буду поступать по указке жены или женщин, ждёт своего высвобождения. Когда Вы освободите свой страх, то поймёте разницу между разумными и неразумными женскими желаниями. Тогда Вы станете выполнять лишь разумные желания. Оставшееся время посвятите своим мужским делам и с удовлетворением ощутите, что жизнь пошла в гору.
 Отец является духом своего ребёнка. Если отец уравновешен душевно, то ребёнок
духовно здоров. А если Ваша жена не переменится, что маловероятно, то у Ваших детей будут лишь физические болезни, которые можно вылечить, обратившись к разуму. К разуму можно обратиться, когда он имеется.
    Разум ребёнка — это отец с его физическим миром и образованием.
    Духовность ребёнка — это отец с его душевным достоинством
.

Рассудительность ребёнка — это отец с его совокупной физической и духовной мудростью. Разум без духовности есть атрофия чувств, или безрассудство. Человек живёт, как автомат, и это наблюдается всё чаще. Человек становится помешанным на своей работе. Духовность без разума есть избыточность чувств, или сумасшествие. Человек сходит с ума без работы.
 Рассудительность даёт возможность любому ребёнку найти своё место на любом
жизненном уровне. Рассудительный ребёнок справляется с жизнью. Для него не бывает неразрешимых проблем.
 Мужья и отцы! В этом Ваша роль в жизни. И не начинайте обвинять женщин. Смелый
мужчина не обвиняет жену, он не обвиняет никого. Он сам исправляет свои ошибки.

Дом принято считать местом, где полагается разряжать напряжение, но люди не видят, что эта разрядка напряжения сродни коротким замыканиям в электрическом кабеле. Все как будто желают хорошего, но ни у кого нет времени выслушать ближнего, так стоит ли говорить о сердечном взаимопонимании.
    Особенно страдают дети. Ребёнку требуется спокойно довести до конца одно
дело, т. е. спокойно усвоить урок, тогда полученная мудрость будет ему постоянным помощником в жизни. Но родительский максимализм заставляет ребёнка метаться от одного дела к другому. Ребёнок ещё не успел в мыслях отойти от одного, как его уже бросают на другое — хорошо ещё, если одновременно не подсунут третье. Так губится дух, т. е. идеи, тогда как люди недоумевают, откуда берутся такие нервные и неуравновешенные дети. Откуда как не из семьи, ведь не школьные же учителя их для Вас рожают.
Там, где существует унижение, существует печаль. Другая сторона печали —
жестокость. Где есть печаль, там есть жестокость. И не в том смысле, что один человек печален, а другой жесток, как мы обычно привыкли видеть.
    Кто печален внешне, тот жесток внутренне.
    Кто жесток внешне, тот печален внутренне.

Когда ребёнок рождается на свет и его начинают унижать принуждением, он будет
глотать свою печаль до тех пор, пока не наступит предел. Печаль отступает в тень, и на обозрение выходит другая грань — жестокость. Так рождаются преступники. Они жестоки, но в глубине души печальнее всех. Нет людей печальней в душе, чем они.

Ребёнок, который в детстве насмотрелся на чужие слёзы либо проливал их сам, боится печали, жалости к себе и вообще жалости. От страха он вбирает в себя печаль отовсюду, где видит или слышит плач. Даже из мультфильмов. Кто не настрадался с лихвой, тот сам начинает плакать из-за каждого пустяка. А те, у кого чаша страданий наполнена, начинают запрещать себе плакать, чтобы не уподобиться вышеназванному сосуду. Они начинают себя сдерживать. От этого печаль лишь множится. Терпеливость ребёнка превращается в страдание. В некий момент возникает жалость к себе.
    У ребёнка, который боится жалости к себе, пропадает желание, чтобы его
пожалели, стоит ему увидеть плаксивую женщину. У любого человека есть в душе нечто такое, что необходимо высказать, а иной раз и выплакать, но безполезно изливать душу жалостливому человеку. Помощи от него никакой, начнёт только проливать слёзы, и проблема лишь усугубится. Так он снова не смог выплакаться, не смог никому посетовать, и печаль копится внутри. Ребёнок согласен лучше страдать, чем плакать и причитать. В какой-то миг прорывается потребность, чтобы его все пожалели. Хоть чуть-чуть. Не то чтобы его пожалел жалостливый человек, а чтобы другие видели, как он страдает.
    Мне часто доводилось видеть плачущих из-за своей незадавшейся жизни
мамаш, которых трогательно успокаивает их маленький ребёнок, сам едва сдерживающий слёзы. Его тугие щёчки и пухлые ручки говорят сами за себя. А его вынуждают быть взрослым, виновным в бедах своей вызывающей жалость матери. Его протест против отведённой ему роли вычитывается в его аллергическом кожном заболевании. Его лишили права быть ребёнком. Ведь нельзя же всем плакать одновременно.
    Если человек, будь то ребёнок или взрослый, испытывает желание сказать:
«Смотрите! Мне тоже печально, так как приходится страдать от чужого плача. Я не повинен в этих слезах, но меня обвиняют. От этого мне больно. Мне хочется, чтобы вы увидели, что я — живая душа и испытываю боль!» — то, начиная с этого момента, другие могут видеть величину его печали. Такой человек начинает толстеть. Я не хочу, чтобы меня жалели, потому что не выношу жалости, но мне хочется, чтобы меня пожалели, потому что мне трудно — таков опасный стресс, свойственный многим людям.
   Время от времени мы ощущаем, что сейчас не время и не место заниматься данным
делом, однако мы его делаем и тут же жалеем об этом. Потому что испуганному человеку не дано дождаться правильного времени, которое подсказывает душа. Он действует вопреки чувствам. Смелый человек полагается на свои чувства, даже если он находится на низком уровне развития и не умеет этого осознать.
    Я часто советую родителям: если своего ума не хватает, то спросите совета у
своего самого младшего ребёнка — уж он-то не ошибётся. Только переведите его детский ответ на язык взрослых.
    Если Вы желаете сказать, что Ваш ребёнок ещё не умеет говорить, то скажу
Вам, что разговаривать можно даже с неродившимся ребёнком. Если Вы построите простой вопрос, на который можно ответить «да» или «нет», и зададите его ребёнку, растущему у вас во чреве, то возникшее приятное ощущение будет означать «да», а резкие толчки будут означать «нет». И поверьте, он не ошибётся.

Есть множество добрых советов, как воспитывать человека и личность, и есть множество людей, перстом указующих на тех, кто это делает не так. Больше всех стараются те, у кого с собственными детьми не всё в порядке. Подлинной ценностью жизни человека является житейская мудрость, основывающаяся на личном опыте, но навязывание этой ценности другим истребляет саму ценность. Ценность превращается в умствующую назидательность, непогрешимую в своей правоте и требующую от ближних безпрекословного подчинения. Подобные поучения имеют свои плюсы и минусы. Хорошо, если поучающий осознаёт ошибки собственных родителей, допущенные в процессе его собственного воспитания, и постарается не повторять их при воспитании своих детей. Плохо, если он не сделал для себя никаких выводов, возомнил себя чуть ли не героем, человеком особой закалки, приобретённой в ходе воспитательной муштры, и теперь собственных детей намерен воспитывать под стать себе, стойкими и работящими, чего бы это ни стоило.
При подобном воспитании каждому последующему поколению всё труднее оставаться
самим собой. Желая сохранить свою самобытность, дети придумывают всё новые и новые способы противодействия воспитанию, которое вытравляет из них человека. Потому-то их родителям воспитание детей даётся всё труднее и труднее. Виноваты дети. Они "виноваты" в том, что не позволяют истреблять в себе человека. Виноваты и тогда, когда позволяют это делать, потому что желают быть хорошими детьми в глазах собственных родителей. Так взрослые, не подозревая о последствиях, перекладывают всю вину на души детей и не понимают, откуда берутся дети с сердечными либо психическими заболеваниями.
Воспитание личности современного ребёнка можно сравнить с разведением цветов в
современной оранжерее, где все необходимые для роста условия научно обоснованы таким образом, чтобы получить наилучший результат, и он всё же достигается, если не обращать внимания на растения, которые выбраковываются. Глаза и сердце радуются красоте лучших в мире цветов, и всё как будто хорошо, но в один прекрасный момент в ход идёт острое лезвие, и все лучшие из лучших пускаются на продажу. Радости выше крыши, а счастья нет. И всё только потому, что родителям от большого ума не приходит в голову спросить у ребёнка, созвучны ли детские чувства взрослому знанию. Нужно ли ребёнку то, чего желает взрослый?
Мало-помалу детское чувство формируется во взрослое знание, что в мире всё
продаётся, и тогда ребёнок продаёт себя уже сам, считая такую жизнь единственно правильной. Вероятнее всего, он никогда не осознает, что укоренившиеся убеждения - это стрессы, которые подводят его тело к болоту судьбы - к стыду, человеку отнюдь не по душе, хотя он сам вобрал в себя стрессы.
Как можно стать счастливым? Поскольку счастье не в обретении, а в отдавании, то для
того, чтобы быть в состоянии отдавать, нужно найти своё место в жизни. То место, которое мы сами утратили и которое ищем всю жизнь. Найти своё место и оставаться на нём нетрудно лишь тому, кто верит в себя и строит свою сознательную жизнь, идя по пути, указанному чувствами. Лишь Человек - духовное творение - знает и чувствует своё место в духовном мире, а так как земной мир - лишь маленькая частица духовного, то он знает и ощущает своё место также и на земле. Местом, которое человеческий дух выбирает для своего воплощения в тело, служит чрево матери.
 Следующим местом, в котором нуждается ребёнок, является домашний очаг и место в
этом доме. Если бы родители знали, кто именно благословил их своим появлением, они не лишали бы ребёнка его дома и места в нём. Но как могут родители знать что-либо о потребностях своего неродившегося ребёнка, если они и о себе-то ничего не знают? Так что простите им их ошибку.
Но знания знаниями, а одно родители чувствуют наверняка - мой ребёнок особенный.
Это относится к каждому ребёнку. Если бы они доверились своему чувству и не мерили всех детей на один аршин, то однажды поняли бы, что их ребёнок действительно особенный. Что это значит? А то, что у каждого человека, рождающегося на свет, есть одна исключительная особенность: нечто такое, что он умеет делать лучше всех, но из-за этого он не считает себя лучше других. Если бы его развитию не мешали, то эта особенность со временем и проявилась бы. Ведь по пробившемуся из земли ростку тоже не сразу определишь, что из него вырастет, но если дать время, выяснится, что растение-то особенное. Другого такого не было и не будет.
Человек является на свет, чтобы развивать своё особенное умение, он же талант или
дар, и он чувствует, что все дела, выпадающие ему на жизненном пути, составляют своего рода основание пирамиды, и если его укрепить и упрочить, то и вершина пирамиды будет выше. Когда же человека воспитывают, чтобы из него получилось нечто особенное и неповторимое, то его уникальность прячется, чтобы не дать себя уничтожить. Вместо того, чтобы расти и развиваться сознательно, т. е. по-человечески, человек растёт и развивается подсознательно, находясь во власти сомнений и колебаний, вбирая в себя стрессы, покуда не оказывается погребённым под грузом, лелея в душе несбывшуюся мечту стать особенным.
Чтобы развиваться, оставаясь при этом человеком, необходимо иметь своё место в
жизни. Кто желает это место обрести, того ставят на место. Это значит - он испытывает стыд. Чаще всего ставят ребёнка на место хорошие родители. Они за него думают, решают и всё делают, будучи чрезвычайно довольными, что теперь у ребёнка есть надёжное место. Ребёнок, не ставший ещё совсем безхарактерным, делает по-своему, и у него, возможно, всё ладится, но, несмотря на это, он не смеет глядеть в глаза родителям. Он вынужден стыдиться, потому что не делает того, чего желают они. Особенно развито "эго" у современных умных и работящих родителей. Они желают поставить ребёнка на место, но выясняется, что ребёнок поставил на место их самих, а это трудно простить.
С чрева матери, этого первого поистине необходимого места, начинается для человека
дорога его судьбы в этой жизни, где телесные возможности ограничены, зато не ограничены возможности духовные. Зная обо всём этом, человек является на свет, чтобы учить своих родителей духовно и чтобы получать от них земные уроки. Каждое духовное творение приходит, чтобы прожить эту жизнь идеальным образом, усвоить по возможности полно её уроки, зная, что окончательно идеальным он станет ещё не скоро. Чтобы жизнь была более совершенной, необходимы две составляющие: человек, как духовное существо и его тело, которое состоит из родителей. Обе составляющие соответствуют друг другу. Когда эти две составляющие готовы к обоюдному взаимообогащению, происходит реализация идеи самоусовершенствования.

                                 Дети и родители. Часть13

Категория: Педиатрия | Просмотров: 392 | Добавил: ВнеТолпы | Теги: место, принуждает, неродившимся, Истерика, полнеет, неосторожен, подвижны, аллергическое, жесток
Всего комментариев: 0
avatar
RSS

Поиск

Вход на сайт

Категории раздела

Акушерство и гинекология [18]
Венерология [3]
Выделения из тела [12]
Гастроэнтерология [13]
Дерматология и косметология [20]
Животные, насекомые, рыбы и земноводные в нашей жизни [11]
Иммунология и аллергология [6]
Инфекционные болезни [10]
Интимная жизнь [6]
Кардиология [8]
Кровь и Лимфа [10]
Мудрость [7]
Думай! Ищи! Находи! Прощай! Поправляйся!
Неврология [14]
Онкология [13]
О питании, продуктах и растениях [9]
Опорно-двигательный аппарат [18]
Оториноларингология (ЛОР) [9]
Ответы на вопросы на семинарах Л.Виилма [116]
Офтальмология [12]
Педиатрия [66]
Пищеварительный тракт [16]
Пищевые добавки(БАДы) [3]
Люби себя [176]
Проктология [2]
Психиатрия и психотерапия [11]
Пульмонология(заболевания лёгких и дыхательных путей) [11]
Ревматология [1]
Семья (родственники) [8]
Стоматология [11]
Тело - единственный преданный друг [23]
Урология [6]
Эндокринология [7]
ПРИМЕРЫ ВЫСВОБОЖДЕНИЯ СТРЕССОВ [15]
Творчество [15]
Примеры из жизни [101]

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz
  • Бесплатный анализ сайта